marauders: fumus ex fulgore

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » marauders: fumus ex fulgore » A priori » Lady from the past [20.01.73]


Lady from the past [20.01.73]

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Дата и время:
20\01\1973
Место действия:
госпиталь св. Мунго
Участники:
Andromeda Tonks, Walburga Black
Краткое описание:
Кажется, Магическая Британия слишком мала, для того, чтобы никогда не встречаться со своими родственниками. Даже если твоя семья теперь уже совершенно официально не желает тебя знать…

0

2

Андромеда весьма радовалась тому, что, наконец-то миновал период всеобщего обращения с ней, как с фамильной хрустальной вазой. Хотя, говоря начистоту, пережить его было не так уж легко. Казалось бы, колдомедики – здравомыслящие люди, отлично осведомленные о том, что наносит вред здоровью, а что – нет. И все-таки даже коллеги не избежали желания окружить беременную миссис Тонкс гиперзаботой и гиперопекой. Меда едва ли не каждые полчаса замечала кого-то, кто пытался присматривать за ней – особый график они там составляли что ли? Ей не доверяли заданий сложнее элементарных заклинаний и простейших зелий. А преподаватели на стажировке вдруг стали к ней излишне лояльны. В общем, несомненно, хорошие люди из самых лучших побуждений, наверняка, продолжали бы плотно сжимать вокруг Меды кольцо любви и заботы, если бы однажды женщина весьма ясно не заявила им – она все-таки беременная, а не парализованная. И ее положение уж никак не влияет на ясный ум и трезвую память! Поэтому учиться и работать она будет наравне с остальными, по крайней мере, пока ей это позволяет здоровье. А Меда надеялась, что оно ее не подведет. Разумеется, пламенную речь миссис Тонкс далеко не сразу приняли всерьез. Пришлось для подтверждения своих намерений взять несколько дополнительных заданий и вполне успешно с ними справиться. А потом еще и потребовать себе полноценное дежурство в качестве ассистента. На дежурство соглашались, скрипя сердцем, но когда первое, а через некоторое время и второе, прошло спокойно и успешно – смирились. Да и вообще, несмотря на мягкий характер Андромеды, с ней иногда было очень трудно спорить.
Теперь, будучи примерно на шестом месяце срока, Андромеда чувствовала себя хорошо и совершенно не собиралась покидать госпиталь.
Тонкс открыла деревянный шкафчик, в котором хранилась ингредиентура и потянулась к первой банке. Та почему-то стояла этикеткой к стене. Для того чтобы разобраться, что храниться внутри этой посуды, Меда развернула ее к себе, а затем и вовсе сняла с полки. Этикетка – вещь хорошая, но никогда не бывает лишним проверить, действительно ли она соответствует содержимому. После женщина сделала пометку на своем пергаменте и вернула банку на полку. Пользуясь небольшим количеством свободного времени, Андромеда решила сделать ревизию в зельеварческой лаборатории их этажа. А то не хватало еще, чтобы потом, при сложном случае, какого-нибудь важного ингредиента не оказалось в наличие! Стажер взялась было за следующую банку, но тут в дверь постучали.
- Войдите, - Меда обернулась, чтобы увидеть визитера.
- Привет! – едва услышав разрешение, порог переступила Мэри. – Там дамочку одну доставили с травмой от артефакта. Не посмотришь? Вроде бы, ничего особо серьезного, но вашего дежурного целителя вызвали по какому-то сложному случаю, а из стажеров-ассистентов ты – самая опытная.
- Да, конечно.
Андромеда не стала тянуть время. Закрыв шкаф, она оставила рядом свои записи – вернуться к ним она успеет всегда, а вот заставлять пострадавшего ждать, точно не стоило.
Обе женщины вышли в коридор и направились к палате, где разместили поступившую волшебницу. Правда, не успели они дойти до ближайшего поворота, как их догнала Селестина – еще одна из команды стажеров.
- Слушай, Мэри, - торопливо заговорила она. – Андромеда была занята в лаборатории. Может я посмотрю, если ничего серьезного?
Тонкс удивленно взглянула на коллегу.
- Разве у вас в приемной сегодня мало работы?
Селестина помедлила с ответом. Как видно, врать ей не хотелось, но и правду говорить было как-то неудобно.
- Да не то, чтобы…
Коллега неловко переминалась с ноги на ногу.
- Просто… Просто я думаю, тебе не стоит лишний раз волноваться. А тут… тут такой случай.
Меда тяжело вздохнула. Неужели все это начинается снова? Было время, когда дорогие коллеги старались оградить ее от особенно трудных пациентов.
- Значит, я приложу все усилия, чтобы волноваться меньше.

Тонкс бодро улыбнулась и продолжила путь к палате. Но лишь переступив порог, она поняла, почему Селестина за нее волновалась. Совершенно очевидно, что для спокойствия ей теперь понадобиться немало усилий.
По правилам колдомедик должен был сначала представиться  пациенту, но в данном случае это не имело смысла. Не зная, как лучше начать разговор, Меда предпочла перейти сразу к делу.
- Добрый день! Какие у вас жалобы? И что же все-таки произошло с вашим артефактом?

+1

3

Нет слухов в магической Британии, которые возникали бы так легко и распространялись бы так быстро, как слухи относительно новых магических изобретениях и вещицах. В народе же просто - артефактах. Слухи эти разлетались благодаря тому удовольствию, которое каждый сплетник находит в передаче той или иной интересной новости, в ее распространении и в том, чтобы первому сообщить ее. Поскольку сплетня всегда делает вещь намного раз важнее, чем есть на самом деле, она привлекает интерес волшебников состоятельных, влиятельных и интересующихся, - словом, просто волшебников с придурью! - и за свежими артефактами сразу же начинается негласная охота. Ведь только заскучавший от шибко сытой жизни аристократ или наевшийся из государственной кормушки политик может позволить себе купить подобного “кота в мешке”, да еще и импортного производства - только забавы ради. Однако в этом-то и была вся важность: чем дальше была родина вещицы, тем интересней она была для британцев.
Лавка “Боргин и Берк” уже который год была фаворитом в гонке за заграничными игрушками для взрослых и составляла мощную конкуренцию частным коллекционерам, ведущим бизнес в этой отрасли. И вот мадам Вальбурга Блэк, уже сколько лет будучи женой одного из них, совершенно не собирается удивлять супруга тем, что он бы с легкостью приобрел сам; сегодня ей нужно нечто редкое, нечто такое, за чем пришлось бы далеко ехать, но волею госпожи Удачи само оказалось в Британии. Поэтому в ход пошли связи, и связи самые крепкие – родственные, ведь только они могли обеспечить эксклюзивное обслуживание уникальной сделки.
Осталось только немного подождать...
Томясь этим ожиданием, мадам Блэк уже минут десять листала фирменные каталоги по артефактам, удобно расположившись в переговорном офисе своего родственника, мистера Берка. Медленно листала, лишь бы занять время – к сожалению, смотреть в них было практически нечего. Но это на первый взгляд, конечно же. На такой же взгляд в магазине мистера Берка из года в год ничего не менялось, казалось, если бы не посетители, которые протирали своими мантиями стойку, витрины, да ненароком и стеллажи – магазин задохнулся бы в пыли. Но только не переговорная, она же шоу-рум особенно ценного товара. Окруженная сетью чар недосягаемости, эта небольшая комната отличалась особенной презентабельностью относительно всего интерьера магазина: узорчатая темно-серая обивка дубовой мебели, патированный лепной декор, мягкий свет зеленых плафонов и ни следа пыли. Даже Вальбурга чувствовала себя здесь относительно комфортно.
Смоляные локоны, не тронутые сединой, строго очерченные скулы, тонкие запястья в обрамлении кружевных манжетов, тугая шнуровка корсета… - мадам Блэк была в будничном образе, который не предвещал беды.
Сегодня вообще ничего не предвещало беды.
Берк долго рассказывал ей о диковинках, новинках и тенденциях - в общем, всё то, что она могла услышать и от лорда Блэка, когда тот был в настроении рассказывать о деле всей своей жизни. Но, увы, так было не всегда. Берк тоже рассказал не всё, ведь знал чья жена к нему пришла, но он всегда любил сотрясать воздух монологами до момента, пока его не отвлекают. Таким образом, отвлекшись на покупателей в лавке, он сам создал ситуацию, когда Вальбурга, отчего-то ни одной  извилиной в голове не подумав, начала трогать и осматривать вещицы в руках! Ах, если бы она знала, что любопытство может сгубить не только кошку, но и ведьму в самом расцвете сил, она бы и на выстрел Авады не подошла бы к этим артефактам. Вдруг кончики пальцев левой руки начали чернеть, в голове помутилось, и если бы не вернувшийся через пару минут Берк, так и стала бы миссис Блэк черной вся, под стать фамилии. Несложно было догадаться, чем бы закончилось сие почернение.
Вальбурга начала кричать, паниковать и требовать, чтобы Берк мигом снял с неё воздействие этого бесовского артефакта, на что хозяин магазина только пожал плечами, дал ей в руки серебряный таз и аппарировал с ней в Святого Мунго – да, прямо так. С тазом. Попутно он рассказывал о том, на что это нарвалась любопытная посетительница: проклятие от артефакта передавалось только ведьмам, а чтобы избавиться от него, пятна надо было быстро вытирать с тела именно женскими руками, но в промежутках промывать ладони в воде, налитой в серебряную емкость. Чужому человеку не доверишь, но знакомой, родственнице, которая будет расспрашивать, – и, как следствие, потом всем разбалтывать, - тоже. А дочерей у миссис Блэк не было. Для мужчин магический предмет был безвреден, но имел в себе пару сюрпризов и для них.
Поэтому Мунго, только Мунго...
Оформили её относительно быстро, даже таз оставили при ней, при мистере Берке же оставили счёт. За суетой и паникой мадам Блэк и не заметила сразу, как к ней в палату зашла её вторая племянница, зато форму, отличающую стажера больницы от квалифицированного Целителя она заметила первым делом.
- Вы что, сами не видите мои жалобы?! Но я не хочу быть осмотренной неумелым стажером! - категорично заявляет мадам Блэк, демонстрируя уже почерневшую до локтя руку. - Это был вовсе не мой артефакт, и я вообще не знаю, где умудрилась подцепить этот ужас.
Да, ничего серьёзного, право, только я сейчас медленно, но верно отойду в лучший мир.
- Может на выставке, там их сотни!
Вальбурга просто не могла сказать,  где именно и что она трогала, ведь уговор о молчании был дороже денег. Однако не жизни. На удачу, в выставочной зале Гринготтса весь месяц шла выставка заграничных диковинок - на неё мадам Блэк и намекнула.
- Позовите мне миссис Оллертон, главного Целителя. Вы... вообще кто? Назовите себя.
И тут к ней приходит осознание, какая именно девушка стоит сейчас в палате.
Андромеда, её опальная племянница.
Стыд и горечь младшего брата, Сигнуса.
Здравствуй.
Уже с животом?
И работаешь?
Энергию ей некуда деть, посмотрите на неё! Ничего, пристроит ребёнок твою энергию - через месяц мозг как накроет прогестероновым вакуумом, и ты начнешь всё забывать, очень медленно соображать, а на то, что раньше требовало пары минут, будет уходить не менее получаса. Станет сложнее сгибаться, походка сама собою станет в вразвалочку, ты будет просто проклинать обувь на шнурках, и все эти радости донашивания будут с тобой до того момента, пока тебя внезапно не скрутит агония схваток и единственным верным выходом будет искать себе то самое, нужное место.
Правда, тут недалеко идти - на том Мунго и хорош.

- Вам-то уж точно нельзя ко мне прикасаться…

Отредактировано Walburga Black (2016-05-10 17:49:08)

+1

4

Ну, что ж жребий брошен и тон выбран. Холодный и официальный. А разве могло быть иначе? Разумеется, не могло. Честь семьи – всегда дороже всего, и уж точно дороже чувств, даже самых сильных чувств. Так и ее тоже учили. Разумом Андромеда понимала, что некоторая отрешенность – это еще далеко не худший вариант встречи с Блэками. Просто… Просто пока ты не видишь, не встречаешь лично тех, кто решил вычеркнуть тебя из своей жизни, все кажется проще. Меда уже сумела пережить, что ее выжгли с фамильного древа. Она знала и о том, что теперь хотят справиться с самой памятью о ней, даже в самых простых житейских разговорах не упоминают ее имя. Но все это происходило где-то там, далеко, как будто бы в иной жизни. Хотя территориально две эти совершенно разные жизни разделяли лишь несколько лондонских кварталов. Если суметь убедить себя отдалиться, переживать станет немного легче. А во время таких вот встреч та, иная жизнь, снова вторгалась в твою…

- На выставке, говорите, - Меда усмехнулась. – Артефакты для той выставки были проверены и не раз. Специалисты по волшебным вещам да и сами колдомедики дали свои заключения об их безопасности. Скорее уж, это какая-нибудь редкая вещь из семейной коллекции.
Даже если бы Андромеда лично не знала, о существовании артефактов в древнейшем и благороднейшем семействе, она, в своем предположении, запросто могла бы угадать. Практически все чистокровные семьи хранили в своих тайниках те или иные магические предметы. И тайников бывало много – от самых очевидных хранилищ до весьма надежно скрытых. Если вдруг кто-то из аристократов попадал в крупные неприятности, аврорат порой получал право попытаться найти эти тайники. Иногда мракоборцам везло, иногда – нет. Впрочем, получить право на обыск в доме какого-нибудь благородного семейства – это уже само по себе сказочное везение, а уж попасть для этого в особняк кого-то из всемогущих Блэков, и вовсе считалось невозможным.
-Миссис Оллертон сегодня здесь нет, она отбыла на конференцию целителей во Францию.  А глава отделения недугов от заклятий  все еще разбирается с одним сложным случаем.  Мы, конечно же, можем дождаться ее, но даже взгляда неумелого стажера,  - тут Меда чуть растянула последние слова, – достаточно, чтобы понять – с таким проклятием, как у вас – время дорого.
Миссис Тонкс очень надеялась, что это самое драгоценно время ей не придется потратить на уговоры.
- Так что пока наилучший выход из ситуации – позволить мне вас осмотреть и честно рассказать об источнике проклятия. Мы можем условиться – мне все равно, где вы взяли эту вещь. Просто расскажите, как она выглядела, как была активирована, и каким именно было ее воздействие.
Андромеда шагнула к тете, но замерла на полпути после слов Вальбурги о том, что ей нельзя прикасаться. Тонкс всегда была достаточно храброй, но никогда не была безрассудной. Тем более, теперь она больше всего боялась совсем не за себя. Ничего сейчас не могло быть ценее жизни и здоровья ее ребенка.
- Вы о чем-то еще умолчали в приемном покое? Проклятие может передаваться?
Если это так, то помощь теперь понадобиться не только Вальбурге, но и тем коломедикам, которые уже успели к ней прикоснуться.

+1

5

- Это хорошо, что они проверены. Однако и я не трогаю семейные артефакты. И уже давно.
Тут она и вправду ничего не скрывала. Поскольку семейные жилища исстари были заставлены разного рода вещицами, она уже давно потеряла страсть бездумно их трогать. Мимолётный интерес заканчивался через минуты после презентации очередного артефакта, – да, Орион, душащая мантия и вправду очень "забавна", особенно когда в доме летом полно детей и эльфов, которые открывают этот ваш шкаф для уборки!
Скорее всего, семейные хранилища играли роль инвестиционного, накопительного музея, нежели места для развлечений магическими предметами древности. Более того, привычка не лезть в подобные дела зародилась у неё еще с тех времен, когда её браку было всего ничего. Семья была в курсе, что Сириус был не первым внутриутробным ребенком Вальбурги, - даже не вторым,  - но что же служило причиной первоначальных неудач родить, никто и понятия не имел. Но в молодости мадам Блэк была куда более любознательной и, может, скрытые свойства одного артефакта, или побочные эффекты от другого послужили причиной тому, что наследник увидел мир лишь в 59-м году. Она очень не любит вспоминать ни об этой, ни о какой-либо другой причине, но опасения и неприятный осадок остались в душе навсегда.
Почему же сегодня чувство самосохранение подвело её?
Это тот ещё вопрос... 
И почему она спросила первого попавшегося на язык колдомедика, репродуктолога по основной специализации?
Тоже интересно, да…
Оставив эти мысли при себе, Вальбурга развела разноцветными руками и продолжила свой рассказ, пристально глядя на племянницу и на её живот, будто параллельно что-то обдумывая.
- Потом я прошлась по магазинам, выбирая подарок, но увы не могу сказать точно, какая именно из прошедших через мои руки вещей была зачарована подобным образом, уж очень много их было. Мне естественно не показали, но… - в том-то и дело, что трогая предложенные на экспозиторе артефакты, мадам Блэк заметила почернение не сразу – злую шутку сыграла привычка сильно увлекаться, а так же и возможный факт того, что воздействие проклятье могло начаться не прямо в тот самый мрмент, а через интервал времени, - …в последнем магазине мне дали вот это, – она указала нормальной рукой на серебряный таз, прислоненный в кровати, - и сказали, что такое проклятие передается только ведьмам через прикосновения, а чтобы избавиться от него, пятно надо смыть с тела женскими руками, но в промежутках промывать ладони в воде, налитой в серебряную ёмкость. В приёмном покое этого не спросили, да и не трогали меня там.
С каких пор приёмный покой и регистратура стали диагностикой мадам Блэк доселе не известно, она довольно редко появлялась в  Мунго и сей факт незнания системы тешил надеждой, что со здоровьем раньше было всё в относительном в порядке.
- Осматривайте. Если только у вас мальчик.
Однако, если девочка, то проклятие может решить завладеть сперва беззащитным организмом в утробе. Опять же, нет никакой уверенности в этом, поэтому мадам Блэк оставила эти мысли при себе – как никак, стажеров ведь тоже учат. Возможно, теория и специфические знания и в этот раз победят жизненный опыт.
Ибо Андромеда права - время тут очень дорого.
Особенно для Вальбурги.

Отредактировано Walburga Black (2016-05-21 04:44:54)

+1

6

Андромеда внимательно слушала все, что говорила Вальбурга. Трудно сказать, была ли вступительная часть истории, в которой фигурировал длительный поход по магазинам, правдой или ложью во спасение собственных интересов, однако на данный момент это уже не имело решающего значения. Декорации были не важны, главное, что Меда узнала – проклятие передалось от вещи через прикосновение, и прошло некоторое время, прежде чем ее уважаемая тетушка сумела заметить его действие. А значит, влияние вредоносной магии уже может быть критическим.
К счастью, Вальбурга знала, как снять проклятие. Или только говорила, что знала?
Меда нахмурилась. С одной стороны изложенный способ нейтрализации проклятия был вполне логичен. Поклонники «старой школы» часто зачаровывали артефакты на конкретный  ритуал. Без знания именно его избавиться от проклятия было практически невозможно. Описанный мадам Блэк ритуал был достаточно сильным, чтобы побороть такое темномагическое воздействие.
- В воде всегда частичка сильнейшего волшебства одной из четырех стихий, серебро – лучший нейтрализатор для вредоносной магии да еще и обращение  к женскому началу, - нужная информация теперь легко всплывала в голове у Меды так, будто перед ней сейчас был конспект той самой лекции. Мысленно стажер похвалила себя за то, что в свое время хорошо подготовила этот материал.
-Но…
И вот уже возникали некоторые вопросы.
- Кто может гарантировать, что она тебя не обманет? Совсем недавно она лгала про сам артефакт, возможно и ее новая история – выдумка.
Для принятия особенно важного решения всегда не хватает совсем чуть-чуть времени. Но, глядя на наползающую черноту проклятия, Меда поняла, что не станет сомневаться слишком долго. Все они, те самые древнейшие и благороднейшие, все равно оставались ее семьей. Даже если теперь они  не хотели ее знать…
- Мой ребенок будет защищен, также, как и я. – уверенно ответила Андромеда.
Колдомедикам приходилось снимать по нескольку проклятий за день, и без средств защиты тут было никак не обойтись.
Стажер Тонкс вытащила из кармана целительской мантии свой собственный защитный артефакт и надела его на шею. Легкое покалывание от шейных позвонков, постепенно спускавшееся вниз, по всему позвоночнику, сообщило ей о том, что артефакт начал действовать. Конечно, не помещали бы еще и перчатки из драконьей кожи, но здесь открытые ладони были частью процедуры, так что от этого средства защиты, столь любимого целителями и артефакторами, пришлось отказаться. Зато миссис Тонкс взяла с полки приличную порцию зелья сопротивления магии. На вкус оно было мало приятным, но ей сейчас стоило выпить его столько, чтобы хватило на себя и на ребенка. Меда поморщилась, однако через пару мгновений пузырек уже опустел. 
Прежде чем приступить к выполнению ритуала Андромеда еще раз внимательно осмотрела поврежденную руку. Даже если она сейчас успешно снимет проклятие, мадам Блэк придется еще пару месяцев носить на этой руке серебряный браслет.
- Что ж, - Меда взглянула тетушке прямо в глаза. – Я доверяю тому, что вы сказали. Давайте попробуем.
По мановению волшебной палочки в серебряном тазу появилась вода, и стажер Тонкс сосредоточилась на работе.
- Если бы на ее месте был кто-то другой, ты решилась бы также быстро? Целителю ведь положено быть объективным.

+1

7

- Если вы уверены… - без эмоционально сказала мадам Блэк, тщательно скрыв свой интерес.
Наверняка это мальчик, да, иначе бы Андромеда так просто бы не согласилась.
Интересно, очень интересно...
Хотя без Легилименции угадать предпосылки действий сотрудников Святого Мунго было всегда очень сложно, уверенные действия Андромеды внушили относительные надежды на благополучный исход дела. Правду говорят ведь, что именно философия и медицина сделали человека самым разумным из животных, гадание и астрология - самым безумным, суеверие и деспотизм - самым несчастным. Но никто не сказал, что же получится из человека, если смешать все эти три компонента в одном конкретном лице.
Вальбурга глубоко вздохнула, тем самым показывая, что не собирается спорить с утверждением своего настойчивого почти-Целителя. Однако взгляд её говорил совершенно другое: он бы поспорил с явным фамильным удовольствием и оценил бы артефакт Андромеды явно не в лучшую сторону. Но время и сам факт пререканий с сотрудником больницы Святого Мунго на памяти волшебницы никогда не заканчивались успехом, - поистине непробиваемые люди, заколдовывают их, чтоли?! - поэтому мадам Блэк вытащила руку из джакета, демонстрируя всю пораженную ореолу. Однако она тут же с пренеприятным удивлением обнаружила, что чёрным оказалось и все её плечо выше локтя и, наверное, даже часть правой груди.
- По ходу, сегодня не мой день... – как-то устало пробормотала мадам Блэк.
Она никогда не была лёгким пациентом, но никакими ментальными отклонениями не страдала, а тут и вовсе поняла, что дело дрянь и оно не требует препирательств. Да, Вальбурга хотела избавиться от проклятия как можно скорее, и как можно скорее забыть об этом случае. Одно из условий выздоровления - желание выздороветь, и волшебница сейчас как никогда его почувствовала. Более того, интерес к положению Андромеды и к раскрытию деталей подхлестывал это самое желание получше заклинания Империо.
- Начинайте, стажер.
Лучшие Целители волшебного мира исстари были беспристрастны, но руководство английской больницы всё равно вело статистику, сколько пациентов выжило, а сколько отправилось в лучший мир и почему. Таким образом, ритуальное омовение не должно было никого удивить, право, даже молодого стажера. Это же не вынос полного судна или перевязка после режущего проклятия, не длительная изматывающая ментальная терапия после Непростительного Трио – словом, совершенно не грязная работа, не очень сложная, но требующая тщательного внимания. И подчас неблагодарная, что уж тут скрывать. Медицина всегда была наполнена магии, где всё на ощупь, на лезвии бритвы. Неверный шаг может стоить жизни, и хорошему Целителю куда важнее, чтобы пациент покинул стены больницы здоровым и на своих двоих ногах, чем то, что он потом принесет ему в конвертике.

Отредактировано Walburga Black (2016-06-18 20:24:55)

+1


Вы здесь » marauders: fumus ex fulgore » A priori » Lady from the past [20.01.73]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC