marauders: fumus ex fulgore

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » marauders: fumus ex fulgore » A priori » He had it coming [27.09.1977]


He had it coming [27.09.1977]

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Дата и время:
27\09\1977
Место действия:
Нора
Участники:
Molly Weasley, Fabian Prewett
Краткое описание:
Однажды Молли отжала жилетку после очередной экс-пассии Фабиана и решила, что кое-кому пора получить.

0

2

Молли чувствовала желание сворачивать горы. И это было не только желание, возможность совершить это она чувствовала тоже. От каждой новой беременности она привыкла ждать чего-то нового - Билл в утробе, например, наградил ее бессонницей, с Чарли ее постоянно тянуло на острое, а Перси и вовсе на несколько месяцев уложил ее в постель с книжкой. Но эта, четвертая по счету беременность ее действительно слегка пугала, и не далее как вчера целитель наконец назвал для этого хорошую причину: она носила близнецов.
Помимо вполне практического ужаса перед новым пересмотром бюджета, который впритык растягивался еще на одного, а двоих сразу вообще не предусматривал, Молли ощущала суеверное ощущение дежавю. Пока что она не могла определиться, стоит ли воспринимать это как какой-то зловещий знак, или как предвестие задорной магической катастрофы (ибо что еще может случиться, если они все соберутся вчетвером?), или, наоборот, как очень доброе, истинное семейное чудо. В общем-то, она особенно и не останавливалась, чтобы порефлексировать, потому что чувствовала себя превосходно - и да, горела жаждой изничтожать основы мировой несправедливости.
Братьям она еще не сказала. Во-первых, еще не успела, а во-вторых, нечего, слишком сильно начнут гикать да строить планы. Пусть сначала своих заведут.
Примерно из этой области, «пусть сначала своих заведут», и был пункт, по которому Молли сегодня утром окончательно потеряла терпение.
Она понятия не имела, почему так сложилось и продолжало складываться. Она просто как-то не могла иначе, и это казалось ей грустным, неприятным, но вроде как... ничего не поделаешь, женская солидарность. До тех пор, пока сегодня утром, когда она проводила гостью за порог, первым, что она увидела, вернувшись на кухню, были Билл с Чарли с глазами, полными невинности. Знаете, что они сказали? «От новой плаксивой девушки Фаба ведь остались печенье? Можно мы доедим?». И только в этот момент она поняла, сколько на самом деле испекла печенья и сварила какао для девиц Фабиана, которые приходили порыдать у нее на кухне. И сколько этого печенья доели Билл с Чарли, для которых приход очередной девицы стал синонимичен празднику корицы и глазури.
Открытие заставило ее рассвирепеть с пол-оборота; она фурией выставила сыновей ждать обеда, с руганью высыпала остатки женско-солидарного угощения в мусорку... потом поставила новый противень и отправила сову пригласить на печеньки уже своего дражайшего младшего братца. Можно было не слушать гороскоп по радио, всё было ясно и так: сегодня звезды сулили Фабиану Пруэтту огрести.

- Дорогой, ты в порядке? - нет, Молли не начинала издалека, и даже не усыпляла бдительность - ей действительно прежде всего необходимо было убедиться, что брат здоров, не ранен, не под проклятьем, словом, благополучно пережил очередной рабочий день. - Заходи. Артур опять сверхурочничает.
Она не глядя перехватила проплывающую мимо игрушечную метлу и отправила ее в угол. Чуть ранее в приступе непрекращающейся гиперактивности она успела вымыть все окна, и осенний вечерний золотистый свет переливался через раму в кухню как мед на коричневатую керамическую плитку. Был один из тех редких моментов, когда в Норе было почти что тихо.

+1

3

Этот день не предвещал ничего дурного. Начался он, конечно, не так, как начинался обычно – утро в постели с девицей внезапно обернулось разговором о предстоящей свадьбе, от чего Фабиан конкретно офестралился и вежливо поинтересовался, когда это он успел взять обратно свои слова о том, что между ними ничего серьезного не будет? Мэри ответила на это очень по-девичьи: навернула слёзы на глаза и умчалась в рассветную даль.
Фабиан пожал плечами и пошел на работу.
Было все же в нем что-то такое, что отличало его от Гидеона, и на что радостно клевала каждая вторая девушка. Фабиан был совершенно искренен во всех своих прекрасных начинаниях и душевных порывах. Искренне любил эти сладкие вишневые улыбки, ямочки на щеках, спутанные волосы… а больше всего – восхищенно устремленные на него взгляды. Он был полон жизнелюбия и заряжающей энергии, идущих из самой глубины открытой души, и он радостно раздавал это всем, кто готов был взять их в обмен на внимание, на ласку, на любовь. Но как только обмен переставал казаться одной из сторон равноценным, Фабиан без малейших сожалений разрывал отношения, прекращал общение и жил дальше совершенно спокойно. Благо, что выбор девиц у него был велик и многообразен, а даже если никого не подворачивалось под его галантную горячую руку, то Фабиан все равно жил дальше совершенно спокойно.
Полдня Фабиан напевал дурацкую маггловскую песенку, которую услышал по радио в гостях у все той же Мэри – и, как неудачно вышло, но песенка была про девушку по имени Мэри. Молодой певец отчаянно хотел протанцевать прямиком в ее жизнь, но Мэри продолжала выбирать каких-то совершенно диких парней. Реальная же жизнь, как оказалось, не имеет с песней ничего общего. Зато мотивчик оплел сознание, подобно вчерашней холодной слипшейся вермишели…
Именно на эту вермишель грустно смотрел Фабиан, когда к нему прилетела сова от сестры с приглашением если не на полноценный ужин, то хотя бы на вкусное печенье с какао. Стряпню Молли Фабиан любил. Очень любил. Так любил, что уже спустя полминуты оказался в паре десятком метров от Норы, благодаря Мерлина за то, что кто-то однажды изобрел аппарацию.
Оу, Мэри Джо, мои карманы полны души, мои карманы полны души, но нет ни пенни… — Фабиан в прямом смысле слова протанцевал в Нору, на мгновение остановившись, чтобы расцеловать сестру в обе щеки – за себя и за Гидеона. — Оу, Мэри Джо… да, я в полном порядке, Молли, если не учитывать того факта, что эта дурацкая песня сегодня атакует меня весь день, — он свалился на стул. Оу, Мэри Джо… плечи его продолжали дергаться в ритме песни, а рука, лежащая на столе, невольно начала тихо отстукивать его ладонью. Оу, Мэри Джо… — Надеюсь, твое печенье исцелит меня, потому что иначе я сойду с ума.
Оу, Мэри Джо, мои карманы полны души, но нет ни пенни…
— А ты как, в порядке?

Отредактировано Fabian Prewett (2016-05-21 10:53:55)

+1

4

- Более чем в порядке, - Молли сверкнула было улыбкой, но тут сопоставила имя сегодняшней гостьи с прилипчивой песенкой, которую вирусом внес в дом Фабиан, и блеск в ее глазах стал недобрым. На лбу угрожающе обозначилась вертикальная складка, и только откровенно некормленный вид брата вкупе с его похожими на нервный тик подергиваниями заставили ее повременить еще немного.
- Иногда мне кажется, что ты одержим парой полтергейстов, - озабоченно проговорила она, погладив его по руке и насильно успокоив навязчивое отстукивание пальцами. - Печенье после ужина. Ты выглядишь как только сегодня из Азкабана, Фаби. Опять ничего не ешь? Настаиваешь на том, чтобы испортить желудок?
Если уж меняешь девиц как перчатки, так хотя бы выбирай таких, чтобы тебя кормили, подумалось Молли в сердцах, но она тут же выругала себя за такую черствую мысль. Нельзя так ставить вопрос, нельзя так потребительски относиться, вообще так нельзя, в этом всё и дело! Разозлившись уже и на себя тоже, она с почти сверхъестественной силой развернула стул Фабиана вместе с Фабианом по направлению к раковине - скоро двадцать пять лет лбу, а руки мыть перед едой так и не научился, что за наказание.
Порцию вынутого из духовки жаркого она перед ним поставила из того же расчета - на него и на Гидеона. С Гидеоном тоже надо повидаться, только бы выгадать его график; о том, чтобы они совпали у нее вдвоем, она уже могла только мечтать. По крайней мере, она надеялась, что Гидеон, по обыкновению, ведет себя более адекватно.
Предоставив брату уплетать, Молли махнула палочкой, отквартировав подогреваться подостывший кофейник с какао, проверила по часам местонахождение сыновей (у нее были сомнения в том, что они покладисто спят, но, по крайней мере, границ комнаты они не нарушали), и, наконец, села за стол.
- Значит, Мэри Джо, мои карманы полны души, - очень ласково сказала она, склонив голову набок. - Какое совпадение. Ко мне сегодня заходила очень милая девушка по имени Мэри. Я, кажется, еще застала ее второй курс в школе. С тех пор она очень выросла.

+1

5

Фабиан рассеянно кивнул в ответ на слова Молли о том, что она тоже в порядке. Могло показаться, что он сделал это как-то пренебрежительно или невнимательно, а вопрос так и вообще задал из вежливости, но на самом деле это была только видимость. Просто Фабиан был не из тех, кто активно акцентирует внимание на самочувствии женщины, если она отвечает, что чувствует себя нормально. Особенно если это твоя сестра, которую опасно злить. Особенно если она переживает уже четвертую беременность. Фабиан точно знал, что беременность и роды занятия далеко не из самых приятных, да и здоровья они явно не прибавляют… но вот откуда у Молли хватает на все это внутренних ресурсов – определенно не знал. И даже не догадывался.
Магия!
А мне иногда кажется, что лучше бы я и вправду был ими одержим, — не преминул вставить свои пять кнатов. Действительно, лучше бы Пруэтт был ими одержим. Полтергейстов можно выкурить из тела и жить дальше спокойно. Но, к счастью или к сожалению, Фабиан был самим собой, без примеси потусторонних сил. Его можно было или любить, или убить. Терциум нон датур, мэм. — Да Салазар с ним, с желудком. Один раз живем, — Фабиан махнул рукой. — Живи ярко, умри молодым! — он широко улыбнулся. Кажется, известие о том, что перед печеньем будет еще и ужин, его весьма воодушевило.
Фабиан любил от души пожрать. Так, чтоб за ушами затрещало.
Только не упоминай Азкабан при мне всуе, милая сестрица, — Пруэтт поднял брови и склонил голову чуть вбок, а после поднялся и пошел к раковине: мыть руки. Молли была неумолима. — Я там бывал по делам, ты знаешь. Не самое приятное место. Не люблю о нем вспоминать. Аппетит пропадает.
Вой, вопли, ощущение тоски и смертельного ужаса, запах нечистот… Да, Азкабан мало походил на песчаный берег теплого моря под жарким солнцем. Возможно, расслабиться там было бы проще, если бы не дементоры. Фабиан, конечно, владел чарами Патронуса, но легче ему от этого было ненамного. Он даже баек про Азкабан не травил.
Пруэтт только-только начал было уплетать за обе щеки, как ласковый голосок Молли заставил его насторожиться. Сделав вид, что ничего страшного не произошло и вообще все идет по плану, Фабиан дожевал, проглотил и посмотрел на сестру.
Я со второго курса тоже очень вырос, но ты этому почему-то совершенно не удивляешься. Странно, необъяснимо! — он сердито ткнул вилкой в кусок мяса. — К тебе постоянно кто-то заходит, Молли. Это нормально. Они идут на запах. А песенка, кстати, неплохая. Советую!

+1

6

Пристыдить Молли было легко - она виновато вздрогнула, подумав об Азкабане и о том, что, наверное, это после первой поездки туда боггарт Фабиана начал выглядеть так жутко, со всей этой сползающей гниющей кожей и провалами глазниц - действительно, не к столу будь сказано. Но зато сам Фабиан ничуть не стыдился своих чернушных шуточек про «умереть молодым», от которых у Молли каждый раз просто сердце ухало куда-то вниз. Привыкнуть к юмору братца она так и не смогла, а лупить каждый раз по плечу устала, да и сложно это стало с тех пор, как он вымахал под метра, а она осталась на прежнем уровне.
Впрочем, как видно, аппетит у него все-таки не пропал - да Молли и не припоминала случая, чтобы у братьев в ее доме он вообще пропадал, - поэтому она вновь почувствовала почву под ногами и свою непоколебимую правоту. Особенно когда он предсказуемо начал вертеться ужом на сковородке.
- Нет, Фабиан, ко мне не заходят постоянно, - с прежним ласковым терпением возразила она, - потому что я живу в глуши, и наши ближайшие соседи, Лавгуды, очень славная эксцентричная пара, строят дом за болотом в нескольких милях от нас. Ко мне очень сложно забрести на запах. Но Мэри вот удалось. А до нее удалось Рут, Глэдис и Розмари... Так вот знаешь, что сказали мне Мэри, Рут, Глэдис и так далее? Что они думали, что вы собираетесь пожениться, а ты, оказывается, так не думал, - на этом месте терпение в ее голосе кончилось, а сам голос взлетел до допустимых звукоизоляцией стен пределов. - Ты что вообще творишь, собака страшная?! Тебе это что, игрушки, поиграл и выбросил? Мне на тебя табличку с предупреждением повесить, мол, не подходите, эмоциональная зрелость пикси, порядочность людоеда?
Продолжительное время Молли наивно верила, что Фабиан со своей неуемной натурой ищет «ту самую, единственную», и хотя эта щебечущая чехарда не доставляла ей и ее моногамности ни малейшего удовольствия, она терпела, потому что хотела, чтобы братик был счастлив, как же. Это было последнее, что можно было бы предположить при взгляде на него, но она всегда чувствовала в нем какую-то уязвимость, и из-за этой уязвимости у нее всегда болело за него сердце… А братик меж тем кобелятничал и думать не думал никого искать, а просто брал от жизни всё и исповедовал прочие свои любимые присказки в духе карпе дием. Как слон в посудной лавке.
- Ты дождешься, что кто-нибудь от тебя забеременеет, и семья протащит тебя через подвенечную арку на веревке, и будет права! – казалось, на кухне сейчас что-то загорится. - Начни думать полагающимся для этого местом!

+1

7

Голосок Молли оставался таким же ласковым, что окончательно убедило Фабиана в том, что сейчас ему устроят выволочку. Его старшая сестра могла говорить тридцатью разными ласковыми голосами, некоторые из которых не предвещали ничего дурного, а некоторые всего лишь готовили почву для знатной головомойки. Пруэтт научился со временем различать их все, вплоть до малейших изменений интонаций – еще бы, от этого зависела целостность его головы и попы! Это был необходимый навык выживания, особенно когда наказания за все грехи получал все равно он, даже если виноват был Гидеон…
Рут, Глэдис, Розмари… Остается только позавидовать памяти Молли, которая наперечет помнила всех девиц Фабиана, начиная курса эдак с пятого. Фабиан, к слову, тоже их всех помнил, однако ему грешно было забывать, все же это он с ними встречался, а не Молли. Молли могла бы и не утруждать себя, но она никогда не выбирала легких путей. Наверное, именно поэтому сейчас вынашивала четвертую беременность.
Наконец, его милая сестрица не выдержала и превратилась в маленького разъяренного саблезубого тигра. Фабиан сделал то единственное, что еще могло спасти ему жизнь, и это одновременно было самым идиотским поступком из всех возможных в этой ситуации – он громко заржал. Он был не виноват в этом. Это она была виновата. Эмоциональная зрелость пикси! Порядочность людоеда! Фабиан мысленно проигрывал ее крик в голове снова и снова, и все никак не мог прекратить хохотать.
Разумеется, спустя какое-то время он подавился. Вхрипнул, вздрогнул, прикрыл рот кулаком, стремительно багровея багряно багряным багрянцем, старался тихо откашляться, и одновременно с этим мелко дрожал всем телом – он все еще продолжал смеяться.
Он бы сказал ей все – сказал, что действительно честный и сразу предупреждает, что не готов одаривать кого-то своей звучной чистокровной фамилией, что у магглов есть очень прикольные штуки от беременности, и что если вдруг такое случится (но этого, конечно же, не случится), то он сам спокойно пойдет в эту подвенечную арку, или как там ее, и даже веревки никакой не надо, разве что если его вздумают на ней повесить…
И Фабиан даже пытался это сказать. Правда получалось нечто в духе:
Кхх… кх… ой не м… могу… Аргх, кхх!.. Я говорю кхсе сра-кха-кхазу!.. А-ах!.. Мкхаглы!
Наверное, нужно было умереть вот прям сейчас, от нелепости всей ситуации и от нехватки кислорода, но почему-то никак не получалось. А жаль, ведь это был единственный способ спастись от выволочки, которая еще только впереди…

+1

8

В такие моменты Молли не могла понять, как? Как они с Гидеоном допустили, чтобы он пошел в аврорат? И, что важнее, как его могли туда взять? У этого человека напрочь отсутствовал инстинкт самосохранения. Ответить на такую речь в ее исполнении хохотом мог только самоубийца.
«Мальчики, пожалуйста, простите свою маму, если она сейчас убьет вашего дядю на месте. Поверьте, для вас так будет даже лучше».
У нее никогда не выходило с пунктом «поменьше волноваться». Она не понимала, как это вообще возможно. Как минимум, она волновалась о том, что ей нельзя волноваться, и здесь уже выходил замкнутый круг. И это при том, что помимо минимума всегда находился какой-нибудь максимум, вроде протекшей крыши, проверки у Артура на работе, завезенной из Европы драконьей оспы и просто мировой угрозы.  Если следовать логике колдомедиков, то все ее дети должны были родиться насквозь больными неврастениками – но Билл в свои восемь лет по крепости нервов и рассудительности уже клал их с Артуром на обе лопатки, у Чарли словно был какой-то внутренний антидот против всех простуд и детских инфекций (жаль, этого антидота не было против вечных синяков и ссадин), и Перси, хотя и капризничал больше старших братьев в том же возрасте, все равно был большой умницей. Молли боялась сглазить, но уповала на то, что близнецов эти целительские наветы тоже не коснутся, и что они будут такими же здоровыми, несмотря на то, что их мать во время беременности пребывала в состоянии берсеркерской ярости хотя бы по раз на дню. И собиралась немножко убивать.
- Ах, ты еще смеешься?! – она набрала побольше воздуха, но здесь ее братца, этого толстокожего тролля, настигло справедливое возмездие. Раздувая ноздри, Молли мстительно прищурилась, наблюдая, как он пытается одновременно откашляться, выдать что-то нечленораздельное и при этом продолжить смеяться, но через довольно короткое время по цвету его лица поняла, что недоумок просто сейчас задохнется. Разумеется, сестринское сердце не выдержало – она встала и пошла бить его по спине.
Била она с хладнокровным несуетливым профессионализмом, потому что Чарли любил отхватить кусок побольше и поговорить с набитым ртом, но кроме необходимости в удары, конечно, было вложено очень много чувства.
- Ну? – ледяным тоном спросила Молли, когда Фабиан прекратил хрипеть. – Посмеялся? Это вообще не смешно, Фабиан. Тебе уже не семнадцать, и это не невинные школьные шуточки. Тебе вообще приходило в голову, что для женщин все не так легко, как для тебя? Или приходило, но тебе наплевать?
Она налила и без малейшей теплоты подтолкнула к нему стакан воды.
- Будешь так себя вести, - бросила она в сердцах, - новых племянников близко к тебе не подпущу.

0

9

Да, я еще смеюсь, – хотел сказать Фабиан, но не мог. Он задыхался от смеха и от попавшей «не в то горло» крошки. Наверное, беспомощное положение брата смягчило Молли и она решила не оставлять Пруэтта в беде: начала колотить его меж лопаток, явно вообразив боксерской грушей. Опыта, впрочем, ей явно было не занимать, потому что уже после третьего или четвертого удара Фабиану значительно полегчало. Ему удалось откашляться, правда, мелко трястись всем телом от смеха он так и не прекратил, лицо и склеры его были красными, на глаза навернулись слезы… и совершенно идиотическая в своем счастье улыбка украшала все это дело.
Почему я должен нести ответственность за глупость абсолютно чужих мне людей, Молли? — резонно спросил Фабиан, протягивая руку за стаканом с водой. На губах его все еще продолжала играть улыбка. — Я на берегу честно предупреждаю о том, что мне не нужна в дальнейшем ни жена, ни дети. Что ничего серьезного из интрижки не выйдет. Скажи мне, Молли, — Фабиан сделал несколько глотков и чуть помолчал, ощущая, как в горле скребутся мантикоры, — скажи мне, почему я должен быть виноватым в том, что они пропускают мои слова мимо ушей?..
Пруэтт откинулся на спинку стула. Стакана он из руки не выпускал – мало ли, вдруг придется защищаться от разъяренной сестры. Одному Мерлину известно, что там стукнет ей в голову!..
Ты же знаешь, насколько я хорош в тонких намеках. Так хорош, что их никто не понимает, кроме меня, поэтому я никогда не пользуюсь ими, — вот так вот лихо Фабиан завуалировал свое «хэй, сис, я толстокожий баран и не могу в намеки и полутона». — И я не могу вставить свою мозги в чужую хорошенькую головку, чтобы… погоди, что ты сказала?.. — он вдруг прервался на полуслове и резко подался вперед, к Молли, шумно поставив стакан на стол. — Новых племянников? То есть, у тебя там сейчас не один новый племянник, а целых двое?!

+1


Вы здесь » marauders: fumus ex fulgore » A priori » He had it coming [27.09.1977]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC