marauders: fumus ex fulgore

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » marauders: fumus ex fulgore » A priori » Capra aegagrus [28.05.1976]


Capra aegagrus [28.05.1976]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Дата и время:
28.05.1976
Место действия:
Хогвартс
Участники:
James Potter , Lily Evans   
Краткое описание:
Ответственный декан факультета Гриффиндор организовала для предстоящих экзаменов пару коз в качестве материала для Трансфигурации.
Безответственные студенты Гриффиндора волею случая нашли козу раньше, после чего парнокопытное сбежало, а благородство оных студентов не позволило им бросить сложившуюся ситуацию на самотек.
Жаль, что свидетелем сего ночного гандикапа невольно стала образцовая староста все того же Гриффиндора, так не вовремя патрулирующая коридоры школы.

http://30.media.tumblr.com/tumblr_lybpilKs3q1qfy1fno6_r2_250.gif
http://29.media.tumblr.com/tumblr_lybpilKs3q1qfy1fno1_250.gif

+2

2

Блеклое свечение фонаря Филча потихоньку отдалялось и вскоре полностью растаяло, вернув одному из пустынных коридоров замка прежний полумрак.
Когда шаги завхоза стихли, из-за статуи средневекового дяденьки украдкой высунулся нос одного бодрствующего раздолбая. Разнюхав обстановку и убедившись в чистоте местности, ореол вороньего гнезда, принадлежащий кумекалке Поттера, тут же покинул тень укрытия.   
Ну же, Сохатый, думай как козел.
Куда бы меня понесло на его месте?
Сердечно обхватив прохладный угол каменной стены Хогвартса, Джеймс утомленно глянул на ручные ходики, которые показали, что миссия по возврату удравшей попрыгуньи непристойно затянулась.
Внимательно осматриваясь по сторонам и заодно прислушиваясь к звукам, гриффиндорец едва слышно прошагал по этажу. Уловив приглушенное блеяние искомого субъекта, Поттер свесился с лестницы.
Мазнув быстрым взглядом по площадке нижнего этажа, откуда доносился глас парнокопытной дурынды, Джеймс набросил мантию-невидимку и тихонько спустился с лестницы.
Из-за приоткрытой двери подсобного помещения доносилось оживленное шуршание, на звук которого парень резво нацелился.
Ой ли?
С каждым шагом победоносная ухмылочка гриффиндорца становилась шире. Правда, едва Сохатый успел распахнуть дверь настежь, как подсознательная мелодия в его лохматой голове модулировала из торжествующей тональности в несколько минорный лад. Потому что причиной шороха была не коза, а миссис Норрис, которая тут же начала припадочно шипеть на ночного кутилу.
Ёпрст.
Накинув мантию на неприкрытую физиономию, Поттер со скоростью звука дал драпу с места казуса. Правда кошара завхоза, расторопно понесшаяся за нарушителем, с хвоста не отлипала.
Стянув на ходу мешающую бегу мантию-невидимку, гриффиндорец добежал до лестниц и съехал вниз по перилам. Добравшись до первого же окна, приоткрыл его и незамедлительно высунулся. Рывком присев на подоконник, Джеймс затолкал скомканную мантию под руку и на адреналине спустил ноги на уличный карниз.
Держась за все прочное, Сохатый совершал опасливые и жутко медлительные шаги по каменным выступам замка подальше от места фиаско. Благо погода благоволила осуществлению подобного променада.
Через несколько метров Поттер оказался в тупике, что вынудило его застопориться и припасть к стеклу любознательным носом, уповая на то, что помещение за окном не окажется спальней профессора МакГонагалл.
Однако сомнительное ночное удовольствие лицезреть торчащую физиономию оного гриффиндорца ни на чью долю не выпало - в коридоре, в окне которого торчал Поттер, казалось было пусто.
Аллилуйя.
Джеймс прильнул плечом к раме, а свободной рукой выудил палочку из кармана и, направив её в нужную точку, отворил запертое изнутри окно. Правда, траектория возвращения обратно в замок вышла донельзя поганой.
Зацепившись своей школьной мантией о торчащий гвоздь, Поттер на крыльях нервоза заплутал в своих балахонах, после чего весьма неуклюже грохнулся (о чудо!) не на улицу, а все же в школьный коридор, который во время всех этих дерганых манипуляций перестал быть пустым. Сохатый налетел на кого-то всем своим долговязым туловищем и судя по ощущениям, пострадавшей от внезапного наскока была девушка.
Ааа!
В миллиметре от своего носа Джеймс усмотрел знакомые и столь неповторимые в своей роскоши лоснящиеся темно-рыжие локоны, так изумительно рассыпанные по хрупким плечам девичьей фигурки.
Ах, эти невыносимые губки и бездонные изумрудные глаза! Были непозволительно близко. Поттер бы так и утонул в них, и в её невесомом аромате, напоминающем летнее утро, но вовремя опомнился и поспешил бодро вскочить:
- Эванс?!
Незамедлительно поставив осевшую девушку на ноги, Джеймс, наконец, вспомнил, что не стоило так ошеломленно вопить, особенно в оном случае, когда взорваться от офонарения должна Лили. 
Ёперный кордебалет, я не специально!
- Ты на время смотрела? Девочкам-умницам пора уже в постельке быть, – машинально бросил Поттер с издевкой.
Ай да Сохатый, ай да молоток! Теперь она точно не решит, что ты смущен.
- В смысле, вот жалость, что я тебя не заметил, - сопровождающийся виновато-глуповатой ухмылочкой очередной приступ ахинеи, всякий раз нападающий на Поттера именно в присутствии Лили, прервало парнокопытное, возникшее точно за спиной рыжеволосой.
Задиристые настроения резко стерлись с физии, которая моментально вытянулась от досадного обстоятельства, а зрачки Джеймса непроизвольно переместились с личика Эванс на козу, которая с безмятежной мордой, причмокивая, смачно пережевывала фикус.
Поттер два раза кашлянул, чтобы как-то заглушить сие пиршество. Уповая на то, что коза зайдет за поворот раньше, чем Эванс обернется, парень старался сохранять сдержанно-пофигистическое выражение лица. Правда, от таких усердий выходило нечто совершенно противоположное и в какой-то момент физиономию лохматого балагура перекосило от перенапряжения.
Но ни одной старосте не стоило знать, что они с Блэком из-за своего перманентного дурачества случайно выпустили зверушку декана. А Лили, что будоражила сердечко гриффиндорца все предыдущие годы учебы, тем более.

+1

3

На стенах играют причудливые блики магических огней факелов, освещавших полумрак пустых коридоров Хогвартса после отбоя, создавая не менее причудливые и завораживающие образы. Лили уже вошли в привычку эти обходы после отбоя, она же уже почти два года как староста Гриффиндора, но на самом деле, в самом начале, эти пустые коридоры по ночам пугали, будто бы Хогвартс из сказочного магического замка превращался в дом с привидениями (спасибо несносному Пивзу!) из маггловских фильмов ужасов, только сама Эванс в этом никогда и ни за что не признается, чтобы не подорвать в глазах каких-нибудь там Мародеров свой авторитет старосты, и так для них и не существующий. Первое время они с Римусом дежурили вместе, а потом стали подменять друг друга, дежуря по очередности, чтобы давать друг другу шанс спокойно выспаться или подготовиться к занятиям на следующий день, да как-то все так и осталось. Хотя иногда Лили казалось, что Римус в эти свободные от дежурства ночи сбегает куда-то в компании своих дружков - Блэка и Поттера. Нет-нет-нет, Эванс как-то до сих пор не понимала, как вообще судьба (или Мерлин?) свела разумного Люпина с этими взбалмошными придурками и сделала их лучшими друзьями. Конечно, у них была одна общая тайна, которую рыжая тоже знала, но всё так же оставалась непричастной и это знание ни в коем разе не отразилось на их дружбе с Римусом. На дружбе двух старост-заучек-зануд, если быть точнее.
Редко когда дежурные обходы затягивались за полночь, но сегодня Лили была какой-то слишком рассеянной и задумчивой, потеряла счет времени и, кажется, забрела в какую-то слишком дальнюю часть Хогвартса. Наверно, сказывалось напряжение приближающихся экзаменов, которые Эванс не могла позволить себе сдать ниже Превосходно или хотя бы Выше Ожидаемого, но последнее было совсем плохим вариантом при самом неудачном раскладе. И вот, совершая обход по давно спланированному и изученному маршруту по коридорам Хогвартса, Лили оказалась...
Кстати, а где она оказалась?
Эванс остановилась посреди коридора, задумавшись в какой же момент она слишком сильно погрузилась в свои мысли и переживания и свернула не туда, потому что ну это же Хогвартс! с его вечной таинственностью и запутанностью. Особенно, ночью. Особенно, если ты одна, а со стороны окна раздается мерзкий лязг открывающейся оконной рамы, а из оконного проема вываливается НЕЧТО и по неумолимой траектории падает именно на Лили. Совпадение? Или Пивз?
НЕЧТО при ближайшем рассмотрении оказывается никем иным, как Джеймсом Поттером. Конечно, кого же еще можно встретить ночью в коридоре замка, кроме как свою персональную головную боль последних двух лет (если не всех шести).
— Поттер?! — ну, не то, чтобы это требовалось в уточнении, потому что этого придурка Лили просто не могла спутать ни с кем, — Какого..?!
Лили осеклась, когда Поттер резко вздернул её с пола и поставил на ноги. Эванс кидала на Джеймса уничижающие взгляды, отряхивая свою мантию от пыли и грязи, пока не подавилась воздухом от наглости этого... этого!
— Поттер, я вообще-то староста, если ты забыл! — едва ли не завопила Эванс, скрестив руки на груди и буравя Поттера взглядом с примесью раздражения, — А тебя старостой могли бы назначить только через мой труп! Что ты здесь вообще забыл?!
Лили тяжело дышала, задыхаясь от своего же возмущения по поводу бесконечно хамского, но такого обычного, поведения этого несносного Поттера. Буравила его раздраженным взглядом, но теперь уже уперев руки в бока, приняв более грозную, по её мнению, позу. Джеймс был её нескончаемой головной болью, потому что Лили, как староста, должна была следить за Мародерами в целом и Джеймсом с Сириусом в частности, и не допускать их очередных шалостей и приколов. Получалось... да никак не получалось, по правде-то.
— Поттер, почему у тебя такое лицо, будто ты увидел за моей спиной МакГонагалл? — уже чуть тише спросила Эванс, когда заметила изменившееся выражение лица Джеймса, хоть он и пытался это скрыть, но старосту же не проведешь, да? — Её же там нет, правда? — еще тише, и как-то обреченно, спросила Лили, наконец, оборачиваясь и смотря на то, что так привлекло внимание гриффиндорца, — Поттер! Это что... коза?
Нет, правда, Лили ожидала увидеть за своей спиной все что угодно - Пивза, Филча, МакГонагалл, Дамблдора в пижаме с единорогами, но уж точно не козу, жующую бедный фикус. Козу! На одном из верхних этажей Хогвартса! Можно, конечно, все оправдать тем, что это же школа Чародейства и Волшебства, но все-таки даже это было как-то слишком.
Козе же было как-то наплевать на чужие вопли. Она спокойно дожевывала фикус.

+1

4

– Поттер?! - констатировать сей факт в горизонтальном положении придавленная Эванс наверняка была не рада. Особенно ночью, находясь в пустынном коридоре, будучи припертой к полу вышеупомянутой личностью. Правда, и вертикальная поза, в которую Джеймс незамедлительно перевел рыжеволосую, ничуть не уняла её возмущения.
Детально разглядывая каждую черту девичьего личика, которое с каждой секундой пребывания в занозистом обществе мародера все ярче заливалось горячечным румянцем, гриффиндорец остановился на восхитительно очерченных губках, которые к этому моменту вещали что-то ну очень возмущенное. Что именно, Сохатый как обычно пропустил мимо ушей.
Парень поднял взгляд  и, столкнувшись с изумрудной глубиной очаровательных глаз старосты, поблескивающих испепеляющими молниями, непроизвольно усмехнулся и с сожалением подумал, что сейчас ему не хватает попкорна, дабы было вкуснее наблюдать за буйным жанром развернувшейся мизансцены.
Твою бы страсть да в мирное русло!
Порассудил Поттер а следом, наконец, вспомнил, что находится даже не на первом зрительском ряду сей неловкой постановки, а на сцене, что подсказывало о необходимости совершения некоего героического поступка, который поможет выйти из этого положения живым и окончательно не поссорившимся с зеленоглазой красавицей.
Джеймс оперся одной рукой о стену позади Эванс, тем самым отрезав гриффиндорке как минимум один путь для побега, а другой принялся отряхивать её рукав: - Это же такая мелочь, в самом деле. Что ты так разнервничалась? Подумаешь, одежку испачкала, - успокаивающе приговаривал Поттер, пытаясь выдать что-то более-менее дипломатичное: - Давай забудем об этой неловкости. Хочешь, провожу тебя до ванной старост?
И составлю тебе компанию.
Мысленно потешался лохматый студент, но находясь в такой опасной близости с Эванс, насмешничать об этом вслух не рискнул во имя целостности своей челюсти.
- Ничего не забыл. Я реально в спальню шел сейчас. - закончив с рукавом, Сохатый отстранился и, ероша свои и без того стоящие колом волосы, для пущей бдительности своих слов сильно ущипнул себя за ухо. Из-за последующего жгучего ощущения, от которого пальцы на ноге свело, на лице Поттера появилась маска премудрой рассудительности.
- Просто поднадоело одним и тем же путем ходить. Я, кхм, - Джеймс осмотрел окно, из которого только что вывалился, следом подошел к нему и закрыл раму: - как поклонник разнообразия решил выбрать новый. Что в этом такого? Пусть он длиннее и тяжелее. Поэтому я и припозднился немного… Зато интереснее! – задвинув щеколду, мародер просиял от гениальности своей небылицы  и снова повернул лохматую голову на Лили.
- А ты любишь разнообразие? – попытка заболтать Эванс и отвлечь от козы: - И я сейчас даже не путь до факультетских покоев имею в виду. Попробуй для разнообразия не психовать каждый раз, когда видишь меня. Уверен, твоя жизнь станет легче и счастливее! – Сохатый усмехнулся и подмигнул все ещё раздраженной девушке, которую сейчас было необходимо утихомирить любыми способами. Иначе проделанные усилия, увенчавшиеся успешным побегом  от верной спутницы Филча, сейчас сильно рисковали пойти коту под хвост.
- Нормальное у меня лицо, - беззаботно отозвался студент: - Было до тех пор, пока ты не начала шуметь из-за ерунды. На такие крики сюда прискочат все, не только МакГонагалл!
Отвернувшись и зажмурившись, чтобы как-то унять дергающийся глаз, Джеймс цокнул языком и беззаботно протянул: - Ну какааая ещё коза. - закрепив результат театральным смешком, показывающим что-то весьма незаинтересованное и заодно обвиняющее Эванс в галлюцинациях, Сохатый тут же отскочил чуть в сторону от полетевшего в него горшка от сожранного растения, который та самая коза потрудилась пнуть копытом.
- О. И правда коза! – изумился Поттер, а следом быстро сориентировался и, внушительно нахмурив брови, ткнул пальцем на Лили: - Твоя небось?
Но, поужинавшее парнокопытное решило погулять ещё. С невозмутимым видом попрыгунья направилась в темный проход, а Джеймс интуитивно зашагал за животиной, которую потерять снова просто не мог себе позволить.
- Люмос, - появившийся на конце палочки свет осветил коридор, а трижды проклятая за этот вечер рогатая испугалась слепящего огонька и понеслась вперед с молниеносной скоростью.
- Остановись дуреха! – Поттер дал драпу за попрыгуньей, но забежавшая за поворот коза затерялась в развилке коридоров. Джеймс обреченно приложился спиной к стене и, обхватив свою лохматую кумекалку руками, чисто механически подумал вслух: - Профессор МакГонагалл нас с Блэком казнит.
Покаянно засопев, студент убрал руки с физии и повернулся к Лили: - Только не говори никому об этом! Я её поймаю и верну на место.
Всё-таки отхватывать трындюля неприятнее от профессора МакГонагалл, чем от старосты. Но посвящать рыжеволосую в подробности очередных мародерских проделок, благодаря которым эта самая коза сейчас не на месте, Сохатый не слишком желал.

+1

5

Поттер-Поттер-Поттер. Личная катастрофа Лили Эванс, такой вот небольшой локальный апокалипсис. Взъерошенный придурок в этих дурацких очках. Раздражающий, несносный, невыносимый. Просто... Да просто Поттер! Этим все сказано. Каждый день Лили в действительности начинается только с Поттера. В гостиной, в Большом Зале, в классах. Везде этот невыносимый Джеймс, который шутит, дурачится, не умеет быть серьезным. Да будь у него возможность, то он бы был персональным будильником Лили Эванс, она бы даже не удивилась, но слава заколдованным лестницам в башню девочек. Слишком много Поттера для одного человека, даже, наверно, переизбыток. Иногда Лили шутит даже, что Поттер её просто преследует со своей навязчивой манией обратить внимание рыжей на его королевское высочество всего Гриффиндора и что пора сдать его, бедного, в Мунго, да в отделение для душевнобольных. Хотя, может она и не так далека от истины?
И сейчас снова Поттер.
В спальню он шел, как же! Так я и поверила!
— Джеймс! — оборвала Лили резким окликом, тем самым прекратив этот бесконечный поток бесполезной информации, которую заливал ей в уши Поттер. Если вовремя его не остановить, то он мог нести свой нескончаемый бред пока горло не охрипнет, да и это не стало бы для него помехой. Эванс знала гриффиндорца далеко не первый год, к сожалению. У Поттера вообще не было тормозов и стоп-крана.
Лили недоуменно переводила взгляд с козы на Джеймса, оценивая насколько два этих феномена связаны. Ночь, отбой уже позади, а в одном коридоре, очень далеком от гриффиндорской гостиной, обнаружились Джеймс Поттер и коза. Совпадение? Нет, Лили как-то вообще перестала верить в совпадения, если дело касается Джеймса и чего-то странного. Да и Эванс очень хорошо изучила Поттера за годы знакомства, так что прекрасно могла понять, когда он врет. И даже не по количеству бесполезной информации, которую Джеймс извергал сравни Везувию.
— Вот только не делай вид, что ты ни при чем! — воскликнула Лили, но её слова вряд ли были услышаны, потому что коза, наконец, доела несчастный фикус и решила скрыться с глаз долой, а Поттер вслед за ней, — Поттер! Я вообще-то с тобой разговариваю! — крикнула Эванс вслед бодро удаляющемуся прочь Джеймсу и, взмахнув руками в беспомощном жесте, направилась следом, — Люмос!
Свет на конце палочки осветил полумрачный коридор и свернувшую за поворот спину Поттера. Эх...  Не задалась у Лили ночка, однако. А она так надеялась вернуться поскорей в башню и со спокойной душой лечь спать, потому что завтра должно было быть важное задание по трансфигурации... И на этом моменте что-то щелкнуло в мозгу у всезнайки Эванс.
Трансфигурация! Конечно! Так вот откуда взялась коза!
Только, увы, это понимание ни чуть не облегчило Лили жизнь. Теперь-то ей точно придется ловить эту козу на пару с Поттером, если она не хочет лишиться баллов факультета на завтрашнем занятии. Не то, чтобы она просто так оставила бы этот балаган с бегающей по Хогвартсу козой и Поттером следом за ней, но... Хотя, какие тут могут быть "но"? Она бы в любом случае это так не оставила.
— Поттер! — окликнула Эванс прислонившегося к стене парня, который точно снова потерял из виду козу, — Ты прямо сейчас мне расскажешь, как и почему здесь оказалась коза МакГонагалл! И не смей убегать, иначе МакГонагалл узнает чьих это рук дело и тебе до выпуска придется без магии драить самые грязные уголки Хогвартса!
Лили прекрасно понимает, что не побежит жаловаться МакГонагалл, потому что баллы снимут с её факультета, в конце-то концов. Да и их вражда с Поттером последний год перестала быть такой острой, как была раньше, когда Мародеры задирали Снейпа и всячески портили всем жизнь, включая её, Лили. Да и Джеймс, скорее всего тоже это понимал, но раз Эванс в это все ввязалась, то она не оставит все просто так и не пойдет спокойной спать к башню. К тому же, оставлять Поттера одного это самоубийство чистой воды.
— Ладно, Поттер, — вздохнула Лили, сдаваясь, — Давай по-хорошему. Ты мне расскажешь как это все произошло, а я пообещаю, что МакГонагалл об этом не узнает, ладно? И, так и быть, я помогу тебе её поймать. Я же староста, помнишь?
Ох, пожалеет же она обо всем этом, ох как пожалеет. Не хватало только ей, порядочной ученице и старосте, носиться по всему замку и искать козу среди ночи, чтобы спасти одного несносного и невыносимого Поттера от неминуемой кары от руки декана их же факультета. Это все больше подстать Мародерам.
— Кстати, а где Блэк? — спросила Эванс, но тут же пожалела о своей вопросе, — Хотя нет, не говори. Я не хочу узнать, что Блэк где-то ищет вторую козу.

+1

6

Упертый олень загибал горячечные доводы в пользу своей непричастности, но на виновность во всех смертных грехах мародера обрекала прочно приклеившаяся к нему хулиганская слава.
Хоть ты тресни!
Если бы староста встретила здесь катающегося верхом на козе Долиша, один черт провинившимся в этом был бы Поттер. В общем, чем больше Джеймс выжимал голого энтузиазма, тем развесистее выходила описываемая им клюква в глазах Эванс.
Но надо сказать, что сейчас аллюр угорелой рыси, нечаянно перешедший в галоп сломившего голову оленя вслед за удравшей козой, выглядел несколько… подозрительно-резковатой реакцией со стороны незаинтересованного в поимке попрыгуньи лица?
Возможно… Возможно.
И снова.
Поттер! - синоним беспредела, выпаленный безапелляционным тоном поравнявшейся с лохматым балагуром Лили.
Поттер! – именно эту подпись Джеймс предпочел исключить в коротенькой записке, которую отряхивая запачканный рукав зеленоглазой, минуту назад изловчился и неощутимо сунул в карман её мантии.
Завтра Эванс как всегда безупречно справится с заданием по Трансфигурации и на крыльях радости согласится прийти на назначенную ей в послании встречу у Черного озера вечером. Ни чем не угрожающую встречу, ибо Сохатый постарался подделать свой подчерк и надавить на совесть старосты, черкнув в конце: Есть разговор. Это важно.
Очень важно! Конец предпоследнего курса и впереди все лето без неё!
Казалось, все устроено идеально. До тех пор, пока одно черствое чудовище не смылось. Беспардонное бегство рогатой сорвет завтрашнее занятие, лишит Гриффиндор нескольких десятков баллов, а настроение старосты волшебным образом станет… мягко говоря, антипатическим к различным прогулкам?
Тогда грош цена всем усилиям в базарный день!
Парень машинально встряхнул волосы, поправил галстук и, сглатывая нервозный ком в горле, до неприличия медленно повернул свой вороний ореол к рыжеволосой, которая подоспела на штурм лохматого котелка гриффиндорца.
Атас!
Рассказать, что мародеры в соседней коморке ревизовали исправность фейерверка для завтрашнего свидания с ней? Рассказать, что одна дефектная хлопушка внезапно и охренительно громко взорвалась?
Откуда балагурным гриффиндорцам было знать, что в соседнем помещении отираются козы до того, как те припадочно заблеяли, взбунтовавшись из-за нежданного камуфлета?
Рассказать, что поэтому разгильдяям пришлось проверить, не спятили ли парнокопытные там? И стоило беспечным подросткам раззявить дверь помещения, как взбесившаяся дурында со скоростью звука вылетела из коморки и сейчас неадекватно реагирует на каждый шорох?
Как же! Чтобы напороться на очередное бу-бу-бу?
- Ты знала, что у собак есть локти? – невозмутимо отозвался Сохатый, тренькнув первое, что пришло в его светлую голову.
- Есть. – основательным тоном развеял сомнения гриффиндорец и сморгнул два раза, при этом неустанно сверля Эванс взглядом.
То ли следовало поблагодарить собачьи мослы, то ли староста смягчилась из-за представления Поттера в тандеме с половой тряпкой. В общем, с гриффиндорцем внезапно стряслось изумительное диво.
Когда хроническая жизнерадостность Джеймса от случая к случаю порождает у всяких брюзгливых бирюков охоту его чем-нибудь треснуть, Лили в свою очередь находит в себе силы воздержаться даже тогда, когда сама оказывается втянутой в очередное приключение взъерошенного разгильдяя.
Более того, Эванс выказывает готовность прийти к нему на выручку, на что Сохатый скрещивает руки на груди и недоверчиво хмуриться, на секунду представив какое многотонное ворчанье обрушиться на его прихотливые уши во время упоительного преследования козы.
- Мы с Блэком спать идем, слышим – козы за дверью ноют. Нам показалось, что им дурно. Тогда мы решили осведомиться об их самочувствии, посему и открыли дверь. Воот. – насуплено вздохнув, подытожил Джеймс, не сводя с рыжеволосой проникновенного взора, словно пытаясь переловить в её глазах ответ: верит или нет?
Но мрак коридора затмевал любые перемены в её изумрудных глазах и мешал парню уловить мимолетные детали, которые они сейчас изобличали. Посему Поттер, уповая на силу сочувствия, решил добавить парочку живописных пасов для достоверности.
- И им правда было плохо. - сделав шаг ей на встречу на эмоциях вскинул руки: - Одна лежала на боку и… харкала кровищей! - остановившись, Сохатый почесал затылок и снова скрестил руки: - Пока мы с Блэком занимались одной, другая сбежала в открытую дверь. - быстро и без лишних пароксизмов пробормотал гриффиндорец, обреченно посмотрев в развилку коридоров: - Я думаю у этой сейчас шок из-за плохого самочувствия собрата… В общем она пугается каждого шороха и даже света. - неохотно добавил Сохатый единственную правду и, обернувшись к Лили, вкрадчиво протараторил: - А ты её можешь спугнуть, если так и будешь на меня бухтеть. Может тебя правда проводить?
Медленно зашагав вперед, Джеймс мимолетно ухмыльнулся и мягко добавил: - Завтра такой важный день. Тебе стоит отдохнуть и хорошенько выспаться. А Сириус…конечно же, он остался с другой козой, чтобы стабилизировать её состояние.
И совсем не устраняет возникшую из-за взрыва неполадку в потолке.

+1

7

Мародеры всегда были головной болью для Лили Эванс. С самой первой встречи, той самой, в Хогвартс-Экспрессе, когда Сириус и Джеймс начали задирать единственного друга рыжей на тот момент - Северуса. Заносчивые, с высоким самомнением, за которым скрывались всего лишь сумасбродные мальчишки. И, кажется, эта их неприязнь была взаимной. Мародеры шутили над Северусом, Лили его защищала, мародеры шутили над ней, а она сдавала их проказы МакГонагалл. Это был какой-то замкнутый порочный круг, до недавнего времени. Что сломалось_изменилось год назад, у Озера, после очередной шутки мародеров. В тот день, когда Северус назвал Лили "грязнокровкой". Эти слова были сравни ножу в спине, славно пощечина. Она стояла тогда, не в силах вымолвить и слова, потому что обида застряла будто бы ком в горле, не давая говорить и даже дышать. И она бы могла тогда винить во всем Джеймса и его шайку, что они стали рычагом, запустившим механизм, который привел к этой ситуации, что Северус не хотел говорить этих слов, что он был её другом. Но разве было это так на самом деле? Снейп нашел себе новых друзей из тех, кто был ему ровней, как он считал, а не девочку-грязнокровку, которая относилась к нему со всей возможной искренностью.
А теперь прошел целый год, но боль и обида от тех сказанных слов все еще где-то внутри. Лили старалась не думать об этом, зацикливаясь на своих обязанностях старосты и прилежной ученицы. И на мародеров она стала смотреть совершенно под иным углом. А может быть, они просто выросли все - и те, кого она считала несносными мальчишками, и она сама. Остался всего лишь один год в Хогвартсе и перед ними распахнет двери взрослая жизнь, но так хочется остаться в этом беззаботной детстве и провести последний курс как-то иначе. Лили уже давно понимает, что с тех пор, как она перестала общаться со Снейпом, исчезла и её неприязнь к Джеймсу. Иногда она одергивает себя, когда в Большом Зале слишком уж внимательно следит за Поттером, или когда смеется над его не слишком удачной шуткой, или... Да много или. И только слепой не заметит тех взглядов, которые бросает на неё Джеймс, когда думает, что Эванс его не замечает. Только что-то внутри не дает поверить Поттеру и воспринять его всерьез. Сколько раз он в шутку звал её в Хогсмид, зная, что она не согласится ни за что в жизни? А в шутку ли?
Просто Лили не хочется стать частью еще одной шутки мародеров. А конкретно - Джеймса. И свои чувства она анализировать тоже не хочет, лишь глубже закапывается в учебу, чтобы не думать. Это же так просто - сбежать и не думать. Даже не смотря на Марлин, которая слишком часто за последнее время спрашивает у Лили про Поттера. Даже не смотря на остальных мародеров, которые двусмысленно шутят в её присутствии.
Даже не смотря на то, что сейчас она вместе с Поттером ищет сбежавшую козу МакГонагалл. Да кому расскажешь - не поверят. Чтобы Лили Эванс после отбоя проводила время с Джеймсом Поттером? Скорее Дамблдор сбреет бороду и сменит лимонные дольки на имбирные печенья! Только видимо сегодня - день особенный, потому что Лили Эванс действительно помогает Поттеру избавиться от последствий действий мародеров - в последнем она никак не сомневалась.
— Я сделаю вид, что поверила, так и быть, — нахмурилась Лили на всю это сказочно подобную историю о том, как коза вообще сбежала. Что еще ожидать от Поттера? Вряд ли он хоть когда-нибудь признается ей в открытую что где-то очень сильно накосячил. Конечно, можно было спросить где при всем этом действии затерялись Ремус и Питер, но настолько загонять Джеймса в тупик Эванс как-то не хотелось. Тот-то, конечно, придумает еще более сказочную историю, в которую Лили тоже сделает вид, что поверила, но к чему все эти сложности?
— А может мне проводить тебя, Поттер? - недовольно ответила Лили, понимая что Джеймс хочет от неё поскорее избавиться, Лили впору бы даже обидеться на такое отношение. Она тут, вообще-то, действительно помочь хочет, а Джеймс настолько не хочет её помощи, что всяческими усилиями старается отправить обратно в башню гриффиндора. Будто бы такое вообще возможно, учитывая гипертрофированное чувство ответственности у Эванс к её обязанностям старосты, — К МакГонагалл, например? Знаешь ли, чистосердечное признание смягчает наказание и все такое.
Лили последовала за ним дальше по коридору, задумавшись о том, что им делать, если они встретят Филча или кого похуже. Конечно, всегда можно сказать, что она встретила Поттера после отбоя и решила напомнить главному местному хулигану где находится его гостиная, в которой он должен быть уже последние два часа? Ох... Лучше им никого не встречать и поймать козу как можно скорее.
— Никуда я не уйду, — в её голосе однозначно слышались нотки обиды, хотя Эванс очень хотелось их скрыть, — Я же сказала, что хочу помочь. Тем более, я же староста и не могу оставить это...безобразие, — просто так. Тем более, зная тебя, ты скорее разнесешь весь замок на камешки, чем поймаешь эту козу.

+1

8

- Валяй! - оторопело перекосив лик, гриффиндорец пробасил замогильным тоном, сопроводив угрюмую реакцию на светлое имя их декана небрежным движением руки: - Ступай-ступай! - в состоянии коряво-деланного равнодушия Поттер пожал плечами и сделал пару шагов вперед, хмурясь как переспелая брюква. Впав на секунду в ступор при выборе пути в коридорной развилке, Джеймс потоптался на месте и, гордо задрав нос, проследовал решительным маршем в один из проходов: - Если хочешь наказать горемычное парнокопытное, меня, и весь факультет штрафными баллами, то ступай к МакГонагалл.
Если бы люди, прежде чем что-то делать сначала думали или же были в силах измышленное и сделанное исправить, то все - ну за исключением феноменальных мудаков - вокруг бы были невинными агнцами. Тогда в мире ни в жисть бы не стрясалось того самого многообразия ребячьих порывов, подобных выкрутасам Поттера, которые тот каждый раз проделывал при виде своей зеленоглазой старосты. Джеймс никакое место и не трудил, а всегда и сразу действовал, руководствуясь импульсом своих желаний.
Но мы ведь и не должны быть совершенными! Тому, кто совершенен место в музее. И без алогичных, местами дубоватых эскапад не было бы колорита в жизни. Именно о таких актах пусть и с дуплом в голове, временно образовавшимся там из-за влюбленности, потом приятнее всего вспоминать, если конечно вовремя успел понять, что делал сикось-накось и исправился до пришествия фатального финиша.
До Джеймса почти начало доходить, что гибрид цирка и лицедейства, который ещё и выставлял всем на потеху его неумение преодолевать нешаблонную женскую оборону, сидел в печенках и местами обижал Эванс - вот примерно как сейчас. Да и в целом мог заставить её думать, что гриффиндорский пижон попросту глумиться и преследует её в намерении заполучить, как квиддичный трофей. Какой абсурд!
Нифига!
Сохатый аж тормознулся на месте, дабы по возможности пресечь зарождение обиженных интонаций в нежном голоске рыжеволосой, которые полностью сбивали его с толку: - Слушай, Эванс. Ты главное это, - Поттер почесал затылок и набрал в легкие побольше воздуха: - не вздумай надуваться. Не доверяешь мне? Хорошо. Значит идем искать вместе. - обычный стальной голос Джеймса трансформировался в непривычно мягкий, но ничего поделать с этим он не мог даже тогда, когда едва сдерживался от устремления треснуть себя кулаком по лбу, за то что все-таки перестал препятствовать Лили пойти с ним.
Конечно, давно пора было при пароксизмах ухаживаний как-нибудь, хотя бы один раз и полушепотом выговорить Лили, что она ему нравится. Джеймс, наконец, и решился. Вот только завтра и при располагающей обстановке, которая была бы ещё более располагающей, если бы Поттер так неловко не наскочил на рыжеволосую старосту, вылетая этой ночью из форточки.
Да, Джеймс действительно был не слишком готов к тому, что сейчас этот твердый сплав, состоящий из ответственности, организованности, справедливости и отзывчивости пойдет с ним, потому и отправлял отсюда Лили ногами и рогами. Чтобы она хорошо поспала, была завтра в прекрасном духовном расположении и заодно не стала свидетельницей того, как Поттер при попытках схватить ушлую козу, разнесет замок не на камешки, а на мелкий порошок.
Гриффиндорец остановился и сделал пару глубоких вдохов и выдохов, провентилировав легкие и заодно мозги. Разгладив доселе озадаченную физиономию, он терпеливо дождался, когда Эванс с ним поравняется. Повернувшись к девушке и перехватив её взгляд, он не смог сдержать лучезарной улыбки, которая щедро демонстрировала рыжеволосой его моральную готовность к спокойному променаду с ней по ночному замку, без кривляний и грызни.
Как же хорошо, что нам есть о чем говорить. Иначе я бы просто смотрел на тебя, моя дорогая Лили!
- Козы весьма смышленые животные. Я бы даже сказал по-своему хитрые. - ровное дыхание, спокойный тон и ни одного взгляда по сторонам в поиске удравшей попрыгуньи - глазами Джеймса полностью завладела хрупкая зеленоглазая девочка: - Ещё очень любопытные и ловкие, поэтому при случае найдут способ, как пролезть туда, куда им не следует, поэтому она может быть где угодно.
Джеймс ещё раз мысленно поблагодарил рогатую дуреху за её прыткость, иначе он бы точно был пойман на разглядывании отражающихся от факелов огоньков, которые создавали совершенно неземное мерцание в темно-рыжих локонах гриффиндорки.
Поход за козой означал, что ночь будет дольше, чем он мог себе представить. Ночь, принадлежащая только им, где нет ненужных слушателей и откуда ни одному из участников рандеву просто так не скрыться. Что говорить о том, что ночью разговоры становятся более искренними?
- Конечно не настолько ловкие. Я не из-за неё шастал по карнизу, - Поттер хмыкнул и с ежесекундной осмотрительностью проследовал вперед. Украдкой высунувшись из поворота для разведывания обстановки, он изобразил Лили знак рукой, что все чисто: - на самом деле котофея Филча меня спалила. И, в общем, сейчас этот старый песочник знает, что как минимум один олух не в своей постели и полагаю, ужесточил контроль над коридорами. - замолчав, Джеймс выдавил виноватую ухмылочку и настороженно обернулся по сторонам. Что-то было не так.
Через полминуты пристального исследования коридоров на наличие посторонних звуков и посторонних лиц, гриффиндорец заметил причину едва уловимого шороха, плавно выскальзывающую из-за одного поворота. Лили оставалось ещё немного до теперь уже губительного света факела. Джеймс схватил девушку за руку и потянул на себя. Прижав её к стене замка, скрытой временно спасительным мраком, приложил палец к её губам, и тише, чем её дыхание пояснил: - Пивз.

0


Вы здесь » marauders: fumus ex fulgore » A priori » Capra aegagrus [28.05.1976]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC